+

M***



Я с тобой наконец-то в заповедных местах,
где не раз, твоего не дожидаясь рожденья,
поднимался по пояс в субальпийских цветах,
по колено в альпийских завершал восхожденье
и стоял, отдышавшись, на лишайниках скал…
Покатившийся камень хохотал гулким эхом…
Я тогда ничего и никого не искал,
кроме неподалёку заливавшихся смехом
свежеоживших струек. Полнота бытия
отвечала раскрытой на сто вёрст панораме,
за собой никого и ничего не тая.
Между небом и долом я был вровень с горами.

А теперь на двенадцатиметровой скале
на площадке в кедровых обступающих клетях
и с подножьем в зелёном Байоюкском стекле
мы твоё отмечаем двадцатипятилетье.
Нам закат с Аккаинских крутояров простёр
амальгаму покоя с непомерной свободой.
Всё живее и жарче наш вечерний костёр.
Всё ясней отраженья на поверхности водной.
Разломившейся льдиной серебрится, двоим,
нерастаявший снежник под гранитовой стенкой.
Облака проплывают, изумляясь своим
близнецам в бесконечном умноженье оттенков.
Обрамляют полмира вместо вод берега,–
акварели заката и гравюры округи.

И мы тоже как скалы, облака и снега:
мы удваиваемся, отражаясь друг в друге…


___________________



узнаете автора?



Комментарий от 08.08.2018

А теперь на двенадцатиметровой скале
громоздко имхую

тут может быть ваша умная мысль или ссылка





Требуется регистрация.
Если Вы зарегистрировались, пройдите авторизацию в системе проекта.